sergej_pozhar (sergej_pozhar) wrote,
sergej_pozhar
sergej_pozhar

Встречи с такими людьми делают жизнь прекрасной

DSC_7652


Хочу познакомить вас, мои читатели, с удивительным человеком, которого я встретил в Питере и с которым подружился. Это Новожилов Сергей Анатольевич, частый гость, именно тот, с кем есть "о чем посидеть..."


DSC_7655


Думаю, в скором будущем нам удастся с Сергеем Анатольевичем пригласить вас на интересные вечера в "Батярской кнайпе", которые мы планируем проводить.
А пока биография этого замечательного артиста.


Ленинград – город юности моего отца. Это имело для меня огромное значение. И когда пришло время выбирать между Москвой или Ленинградом, чтобы продолжить мою артистическую карьеру, я выбрал Ленинград.


Жил я в Харькове, учился в школе, окончил машиностроительный техникум, год проработал на знаменитом заводе им. В.А. Малышева. Я всегда участвовал в самодеятельных концертах, стал лауреатом Всесоюзного конкурса самодеятельности профсоюзов и получил 1-ю премию за исполнение пушкинской «Осени». Тогда я познакомился с великим мастером художественного слова, единственным за всю историю жанра народным артистом СССР, Дмитрием Николаевичем Журавлёвым. Эта встреча определила мою дальнейшую судьбу.

Но всё это было потом. А до этого было моё детство, когда я, вместе со своим отцом, известным мастером эстрады и цирка, знаменитым фокусником и иллюзионистом, режиссёром Анатолием Сергеевичем Шаг-Новожиловым*, в годы Великой Отечественной войны выступал перед солдатами на передовой. Отец был в ту пору инструктором культмассовой работы Штаба 51-й Армии. Концерты проходили в госпиталях, иногда просто на поляне в лесу или на открытой платформе грузовика, где я читал агитационные, патриотические стихи, призванные поддержать боевой дух, настраивающие наших воинов на победу.

         
           На фото - А.С. Шаг-Новожилов, со своим сыном С.А. Новожиловым.


По приказу командующего армии Я.Г. Крейзера, меня зачислили воспитанником 194 стрелкового полка. Тогда была сшита военная форма по моим меркам и определено полное довольствие, как у любого бойца. Правда, вместо боевых 100 граммов водки, мне выдавали трофейный шоколад, если, разумеется, удавалось его раздобыть.


Я прошёл вместе с армией Белоруссию, Латвию, Литву, а в марте 1945 года был направлен в Суворовское училище. Однако, мама моя и бабушка посчитали, что мне будет лучше остаться с ними, в родном Харькове. Там я учился, окончил школу, поступил в техникум...


В 1955 году я ещё учился в техникуме. И вот после того, как я увидел выступление моего кумира Д.Н. Журавлёва, в Харькове с пушкинской программой, я понял, что быть чтецом – это моё дело, этого я хочу. С Дмитрием Николаевичем я сумел познакомиться только через год после того эпизода. И случилось это, когда я поехал в Москву к папе, где он строил новый аттракцион. Он ведь очень энергичным человеком был, талантливым. Я за многое ему благодарен. Кстати, он был руководителем цирка в Симферополе, а в летний сезон – в Ялте. К слову сказать, у него была одна мечта – водный цирк-аквариум, которую осуществить он был намерен именно в Ялте. Он так много сил этому отдал. И уже были договорённости об открытии этого цирка. Но чиновники не сдержали своих слов и отдали здание, которое было обещано моему отцу, под ресторан… Так вот.


А тогда, в Москве, я отправился искать своего кумира. Я узнал, что он будет выступать на летней эстраде в Измайловском парке. Д.Н. Журавлёв читал В. Маяковского. По окончании выступления, я подошел к нему и признался в том, что тоже хочу стать чтецом. Дмитрий Николаевич пригласил меня к себе домой, помню, что угощал меня грибным супом. А потом слушал, как я читал у него на кухне «Хорошее отношение к лошадям» В. Маяковского, пушкинскую «Осень» и отрывки из поэмы Луи Арагона «Глаза и память». Резюме было таким: «Да, данные есть, но надо поступать на актёрский факультет – у нас нигде чтецов не учат». Вот с того всё и началось.


Я пробовал поступить в училище МХАТа. Ну вот, я там завалился на третьем туре из-за украинского акцента и вернулся домой. Уже там смог стать студентом Харьковского Государственного театрального института (украинского отделения). Моими товарищами по курсу были замечательные, известные ныне актёры Алексей Петренко, Лесь Сердюк. С первого курса я начал работать диктором на местном телевидении, вел программы и, разумеется, читал стихи и отрывки из литературных произведений.


Летом 1960 года в Москве я познакомился с Евгением Евтушенко, стихи которого к тому моменту уже знал и читал. Я предложил ему приехать в Харьков с творческими вечерами по линии популярного тогда общества «Знание». Стали проходить наши совместные вечера. В первом отделении выступал я, и читал стихи Евгения Евтушенко, те, которые уже были известны зрителю. А во второй части, сам поэт читал свои новые стихи. Эти вечера имели огромный успех! Они проходили на лучших площадках города, во всех крупнейших дворцах культуры и институтах, вызывая плохо скрываемое недовольство властей и особенно руководителей харьковского комсомола.


                                                                  На фото: Е. Евтушенко, С. Новожилов, Е. Дудина (дочь Е.Евтушенко)


В том же 1960-м году в Москве состоялось моё выступление на самом первом вечере А.Вознесенского. Я читал его поэму «Мастера» в Театре Эстрады. Того здания уже давно нет – его снесли, чтобы облегчить транспортное передвижение. Там, кстати, долго играл «Современник» до переезда на Чистые пруды. После концерта я приехал к Андрею домой, потому что он обещал мне дать деньги на дорогу – я же был студентом и учился тогда в Харькове. За беседой он резюмировал относительно того, как я читаю его стихи: «Поразительно! Как будто это ты сам их написал…»



                             На фото: С. Новожилов, Е.Евтушенко


Потом это не раз отмечали и другие поэты. Я не мог бы выступать с теми произведениями, которые не близки мне, под которыми я не мог бы поставить свою подпись, как говорится. Так до сих пор я с удовольствием буду знакомить слушателя с поэтическими произведениями А.С. Пушкина, С. Есенина, А. Ахматовой, Б. Пастернака, Е. Евтушенко, В. Бокова, М. Дудина. Так выбирались стихи всегда – те, слова которых откликаются в моем сердце.


К тому же, моим наставником был великий мастер. Дмитрий Николаевич Журавлёв на протяжении всего времени с той поры, как мы с ним познакомились не оставлял без внимания моё творчество. Он следил за моим становлением, советовал и определял мой репертуар. В последние годы своей жизни он был режиссёром моих программ – вечер рассказов И.Бабеля и программы «Какое счастье, что у нас был Пушкин!», включающие прозу и поэзию великого поэта. Разумеется, вспоминать о нём я могу только с чувством огромной благодарности…

По окончании института я приступил к работе в Харьковской филармонии, в качестве мастера художественного слова. И уже в мае 1962 года состоялся мой первый сольный концерт при полном аншлаге, поскольку меня уже знали по совместным выступлениям с Е. Евтушенко и А.Вознесенским. И, выходя «на бис», после прочтения современной поэзии, я прочёл «Мартовскую элегию» А.Ахматовой. Мне сделали замечание, что «на бис» Ахматову не читают. А мне хотелось самое любимое приберечь на финал, в первый свой вечер…

Санкт-Петербург, а тогда ещё Ленинград, постепенно входил в мою жизнь: через стихи, которые читал Д.Н. Журавлёв, а потом и я, через моих знакомых и коллег, через слова людей, которых я прежде не знал. Были, знаете, такие знаменательные моменты, которые не забываются всю последующую жизнь, когда посторонние люди, вдруг определяли дальнейшую судьбу. Да, было два таких случая в моей жизни, которые подвигли меня на поездку в Ленинград.


Первый – когда я, с пушкинской «Осенью», прошёл отбор на заключительный концерт Всесоюзного смотра самодеятельности в Киеве. Среди немногочисленных членов жюри был поэт Стефан Рочин из Ужгорода – такой, знаете, западный интеллигент. И он мне сказал так: «Вы читаете Пушкина, и в вас видна такая культура, которой не научишь – она впитывается с молоком матери». А позже в 1964 году во Фрунзе я работал с группой Харьковской филармонии и читал стихи советских поэтов – Е.Евтушенко, В. Бокова. И вот там была бригада артистов из Ленинграда. Среди них была пожилая пара. Они сказали, что моя манера чтения, сильно отличает меня от всей нашей группы. «Вам прямая дорога к нам в Ленинград. Там новый директор, который очень любит молодёжь, и он с радостью возьмёт вас к себе. Потому что те, кто сегодня называются у нас мастерами, вам в подмётки не годятся». Такие вещи сильно запоминаются.

В 1965 году я предпринял «рывок» сюда. Всё было непросто. Для начала мне пришлось выдержать Худсовет. Среди тех, кто смотрел и слушал меня, были Н.Перельман, В.Ларионов, Э. Велецкий, Тамара Давыдова, дочь великого тенора, партнёра Шаляпина, Александра Давыдова. (Ей я очень понравился. А ведь она сама, ещё до войны была лауреатом I Всесоюзного конкурса чтецов!) Ну вот, я выдержал это испытание и мне предложили работу. Правда, с оговоркой, что прописку в Ленинграде гарантировать мне не могут. Тогда за меня хлопотал Валера Черкасов, старший литературный редактор. Он отправился со мной в исполком и настаивал на том, что я необходим Ленконцерту. Разрешение на прописку было получено, и тогда меня временно прописала к себе Тамара Александровна Давыдова. Я снял комнату у двух старушек на Васильевском острове, на 5 линии, и прожил там 3,5 года.

Когда я оказался тут, в Ленинграде, я посчитал своим долгом сделать ленинградскую программу. В неё входили стихи разных авторов и, конечно же, стихи М.А Дудина, М.Борисовой, В.Шефнера, Н.Тихонова. За долгие творческие годы были подготовлено множество разнообразных программ, перечитаны стихи А.Блока и С. Есенина, Е. Баратынского, Д.Давыдова, Ф.Тютчева, А.Ахматовой, рассказы А.Платонова и многих-многих других авторов.


Со временем, а впрочем, почти сразу же, появились совместные концерты – поэтическо-певческие. Уже в 1966 году я выступал вместе с Эдуардом Хилем и читал перед его выходом почти целый час. Да, чтец работает 45 минут! Так мы проехали почти всю страну и до сих пор сохраняем дружеские отношения.

Всё удачно сложилось. И это было очень удивительно. Я ведь не смог поступить в Москве в своё время ни в один ВУЗ из-за моего украинского произношения. А потом Ленинград, а теперь Санкт-Петербург, стал моим вторым родным городом. А по моим записям, сделанным фирмой «Мелодия» по заказу Министерства просвещения РСФСР, учились правильной русской речи многие школьники и студенты нашей необъятной страны.




За свою творческую деятельность я успел объехать не только бывший Советский Союз, но и побывать с успешными гастролями за рубежом: в Польше, благодаря хорошему знанию польского языка, я читал В. Броневского, А. Мицкевича и Ю. Тувима, неоднократно вёл гала-концерты мастеров искусств нашего города на протяжении многих лет, руководил актёрскими бригадами. За это я удостоился звания «Заслуженный деятель польской культуры» и отмечен знаком «Заслуженный для Гданьска» (1987г). Позже я получил звание «Заслуженный артист РСФСР (1988г).

- А звание "Народный артист Российской Федерации" Вам когда было присвоено?


- Это на шестнадцать лет позже, в 2004 году. За это время я много работал. И одной из важнейших моих обязанностей, на протяжении многих лет, было проведение торжественных церемоний на Пискарёвском мемориальном кладбище, посвящённых полному снятию блокады. Это важный день для нашего города и всегда было постом №1 для диктора, для чтеца.




Были самые разные работы и такие удивительные, как участие, в роли Чтеца в балете-симфонии «Пушкин» на сцене прославленного Мариинского, (а в то время Кировского) театра. Композитором был А.П. Петров, хореографическая постановка балетмейстеров Н. Касаткиной и В. Василёва. А я читал стихи. Это было сложнейшее новаторское произведение, где необычайным образом переплелись искусство балета, хоровая музыка и пушкинская поэзия. Спектакль шёл девять сезонов и имел большой успех.

 

С Польши начались мои многочисленные зарубежные гастроли – ГДР, Монголия, Чехословакия, Финляндия. Вместе с моей супругой, артисткой Ленконцерта, Верой Волостных участвовали в праздновании 200-летия А.С. Пушкина в Королевском замке Варшавы. За это президент Польши А. Квасневский наградил меня «Кавалерским крестом за Заслуги Республики Польша».

                           

                                                  На фото: С.Новожилов, В.Волостных

На Кипре я вёл программу и читал стихи на греческом языке, в Шанхае читал В. Маяковского на русском, но о Китае. В Париже прозвучал Пушкин (сольный вечер с участием моей супруги Веры Волостных) в 2003 году и там же, через год мы выступали там же с программой посвящённой Дню Победы. В Праге 23 февраля 2005 года после исполнения нашей военной программы я был награждён медалью «Борцам за Свободу», которую получил из рук дочери президента Людвига Свободы в помещении штаба чешской армии.


Всё это было захватывающе, очень интересно!


- Есть ли современные поэты, произведения которых хочется читать?

- Есть два поэта в нашем городе, которых я очень люблю – Александр Кушнер и Глеб Горбовский.
Вот у них поэзия настоящая, хотя они так не похожи друг на друга. Я с ними обоими хорошо знаком и стараюсь не пропускать ни одной публикации их стихов.


Недавно, кстати, приезжал Е.Евтушенко из США, гостил тут, но уже снова вернулся обратно. Евгений живет в Оклахоме, в маленьком университетском городке Талас. Он преподает русский язык и литературу, а также историю кино в колледже. Вот его произведения я могу читать и сейчас.


Но кроме них… Я как-то даже перестал верить в то, что может появиться сейчас что-то стоящее. Даже, судя по тому как хиреет наш жанр… Наша дирекция запретила устраивать открытые кассовые вечера поэзии – только с музыкой. Так что теперь мы выступаем с музыкальными произведениями. Чтобы всё было сдобрено музыкой.


А раньше в том же музее Достоевского, я читал А. Платонова, И. Бабеля, когда Д.Н. Журавлёв был моим режиссёром. А Пушкинские вечера? Были аншлаги! И других чтецов я с удовольствием слушал сам.


Сейчас спрос на поэзию, мне кажется, из-за такого вторжения масскультуры в души, во все поры, в глаза с самого рождения ребёнка не велик… Моя жена, Вера Васильевна, была у подруги в Сан-Франциско, так там наоборот всё. Среди тех, с кем общалась моя супруга, организовался клуб по интересам в гараже, оборудованном под просмотровый зал. Так вот там слушают оперу! Новейшие трансляции «Метрополитен-опера». Живут этим! Устраивают дискуссии!


У нас тоже это все есть, но в значительно меньшей степени. Та публика, которая ходила на Мравинского или Рихтера, публика нищает – не на что купить билет. В лучшем случае на верхний ярус! А тексты, которые сейчас звучат в песнях! Это же ужас...

Для меня всегда было упоением, и читать, и слушать художественное слово – это звучало как музыка. Но, будем надеяться на то, что переменится эта ситуация. Время покажет.

- Скажите, чем Вы живёте сейчас? На что тратите свои силы?

- В настоящее время меня часто приглашают вести различные городские мероприятия. Это
праздничные концерты и торжественные церемонии, посвящённые памятным датам, где я не только веду программы, но и читаю стихи моих любимых поэтов.


Вот как раз на днях, мой голос предварял инаугурацию нового губернатора Санкт-Петербурга, Георгия Полтавченко, в Мариинском дворце.


Моя востребованность, которая даёт мне и моим коллегам силы жить и работать, в значительной степени зависит от тех людей, которые руководят городом, нашими районами, муниципальными образованиями. Потому что именно они, как говорят, «заказывают музыку» и их вкус, их культура определяет спрос на таких артистов, как ваш покорный слуга. Поэтому с большой теплотой и благодарностью я вспоминаю сотрудничество с руководством родного Центрального района, Петродворцового, Курортного и Приморского районов, с руководством Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга. Участие в мероприятиях, организованных ими, я считаю большой честью.

______________________________________

* —
Анатолий Сергеевич Шаг-Новожилов (21 ноября 1910 года, Финляндия — 18 мая 2007 года, Россия), советский и российский артист-иллюзионист, режиссёр, изобретатель оригинальных иллюзионных трюков, видный деятель циркового искусства. Заслуженный артист Белоруссии, Заслуженный деятель искусств России.


Шаг-Новожилов не только создавал цирковые аттракционы и спектакли, но и придумывал трюки для театральных постановок и кинофильмов. Трюки, использованные в фильме Марка Захарова «Формула любви» — авторские трюки Анатолия Шаг-Новожилова. Им же, по просьбе Бориса Покровского были придуманы визуальные эффекты для спектакля «Руслан и Людмила». Ни один трюк, выдуманный знаменитым иллюзионистом, не повторялся.

                                                                                                                                    по материалам интервью подготовленного Сергачёвой Юлией



DSC_7656

Такие вот люди в этом городе.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: встречи, кнайпа, люди
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments